Финно-угорский мир Облака
На главную Карта сайта Написать e-mail ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ
И МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ ПРОГРАММЫ
«ФИННО-УГОРСКИЙ МИР» О проекте Вопросы-ответы Предложения
Ежегодник финно-угорских исследований
Финно-угорский мир
Электронные информационные ресурсы
Образовательные программы и ресурсы
Финно-угорский научно-образовательный центр гуманитарных технологий УдГУ
Лаборатория социальных и этнокультурных практик
Лаборатория лингвистического картографирования
Мастерская "Крезь"
Лаборатория по изучению мифопоэтических традиций в литературе и культуре
Образовательные ресурсы Центра
Венок удмуртской поэзии
Галерея художников Удмуртии
Финно-угорский эпос и мифология
Музыкальная культура Удмуртии
Ученые финно-угроведы
Перевощиков Ю.С.
Тараканов И.В.
Атаманов М.Г.
Измайлова-Зуева А.С.
Богомолова З.А.
Бусыгина Л.В.
Насибуллин Р.Ш.
Рогачев В.И.
Загребин А.Е.
Куклин А.Н.
Туганаев В.В.
Максимов С.А.
Юрченкова Н.Г.
О мифах с любовью...
Шаронов А.М.
Иванова М.Г.
Куликов К.И.
Современные вопросы финно-угорского языкознания
Материалы семинаров и конференций
Современные женщины - поэты Удмуртии
Межкультурные программы
Фотоальбомы
Удмуртский институт истории, языка и литературы
Энциклопедии УР
О мифах с любовью...
Мифология мордовского этноса

Вышла монография Н. Г. Юрченковой, доктора философских наук, профессора кафедры русской, зарубежной литературы и методики преподавания МГПИ им. М. Е. Евсевьева «Мифология мордовского этноса: Генезис и трансформации», в которой рассмотрена мифология как феномен культуры, глубоко проанализированы финно-угорские мифологические системы и их связь с мордовской мифологией. Представлена модель мордовской мифологии, прослежены ее генезис и эволюция, выявлено взаимодействие национальной мифологии с религией, литературой и изобразительными видами искусства.

Миф и мифологическое сознание существуют ровно столько, сколько существует человек. Мифология устойчива и проходит через всю историю человеческого общества. Исследователь Дж. Кэмпбелл, без боязни быть обвиненным в чрезмерной любви к мифологии, подчеркивает, что «… мифотворчество никогда не увядало; всякое порождение человеческого тела и духа есть плод вдохновения, черпаемого из этого живого источника, …миф является чудесным каналом, через который неистощимые потоки энергии космоса оплодотворяют человеческую культуру во всех ее проявлениях»

XX век не только усилил интерес людей к мифологии как важному компоненту традиционной культуры, определяющему многие парадигмы человеческого мышления, но чрезвычайно расширил наши представления об этом феномене — мифе, его функциях и структуре, тесных связях с индивидуальной психологией творчества. Обращение к мордовской мифологии в литературе в живописи последнего времени стало обыденным явлением. Литературные произведения и художественные работы Я. Я. Кулдыркаева, В. К. Радаев, Ф. С. Атянина, А. М. Шаронова, Н. С. Макушкина, М. С. Шанина, А. И. Коровина, П. А. Алексеева, Л. В. Попова, Ю. В. Смирнова, А. С. Алешкина и др., включающие мифологические аспекты и сюжеты хорошо известны и популярны в республике.

Ведятя

Нельзя сказать, что проблемы мордовской мифологии были вне поля зрения ученых. К рассмотрению мордовской мифологии как феномена культуры обращались в ХIХ веке видные писатели, ученые-этнографы П. И. Мельников, (А.Печерский), В. Н. Майнов, И. Н. Смирнов. На рубеже веков на мифологию обратили внимание Х.Паасонен, А. А. Шахматов, М. Е. Евсевьев. Известны весьма добротные работы Н. Ф. Мокшина, А. М. Шаронова и др., касающиеся частных направлений национальной мифологии: религиозных аспектов мифа, героических сюжетов в мифологии, словарно-терминологических обозначений.

По мнению ученых и сегодня научное осмысление мифологии мордвы находится в стадии становления и уточнения ее предмета и методов изучения. Как научная дисциплина мифология еще не обрела теоретической зрелости, а имеющиеся исследования нередко представляют собой лишь попытки реконструкции древнемордовских мифов и содержат довольно спорные и элементарные (практические и теоретические) сведения и основания

Куйгорож

Современный интерес к мифологии далеко не праздный. Дело в том, что мифология играет особую роль в истории и культуре этносов, выражая отношение к ключевым проблемам бытия. Она помогает осознать национальную идею, выявить и осмыслить архетипы, воссоздать картину мировосприятия и мировоззрения, являющуюся стержнем культуры этноса.

В настоящее время ученом мире по проблемам мифологии уверенно заявляет свои позиции профессор Н. Г. Юрченкова. В ее последней монографии мифология аргументированно представлена не только как генетический источник для развития художественного мышления, но и как его вечная модель и существенный элемент. В авторских размышлениях рождается представление о том, что в определенном смысле слова миф вечен, ибо мифологическое измерение есть в каждой культуре, а мифологические образы и переживания укоренены в бессознательных основах человеческой души. Мотивируя свое обращение к теме, автор пишет, что современное изучение мифологии продиктовано не только интересами разума, но и насущной потребностью человека разобраться в смысловых основаниях собственного бытия.

Задача, стоявшая перед исследователем была непростая — попытаться осуществить переход от эмпирических реконструкций к подлинно научному осмыслению феномена мордовской мифологии. Ее решение потребовало комплексного исследования данного явления.

Монография исследователя «Мифология мордовского этноса: Генезис и трансформации», посвященная феномену мордовской мифологии, давно ожидаемое явление в финно-угорском мире, в национальной филологии. В ней даются ответы на вызовы современности. Дело в том, что мифология составляет ядро национального фольклора, она издревле была аккумулятором мировоззренческих идей, генератором духовной культуры, которая во многом определила национальную ментальность, национальный характер, предопределила этническую стезю в различных видах искусства.

Уже давно существуют произведения мордовского эпоса «Сияжар», «Масторава», имеющие мифологическую природу. На почве мифологического видения мира возник гений С. Эрьзи, человека особого склада, способного воспринимать мир под более широким углом зрения, обладающего полихромным видением окружающего мироздания, наделенного уникальными свойствами и способностями, утонченного, чуть ли не мистического постижения природы, состояния людей, их бытия. Благодаря народной культуре и мифологии, он совершил слом традиционных канонов в искусстве, стал триумфатором нового направления в скульптуре, спел в жестокое время правдивый гимн любви к человеку.

В тесном контексте с национальной мифологией развивается творчество многих сегодняшних видных деятелей искусства, литературы. К сожалению, долгое время значительным оставался разрыв между теоретическим, философским осмыслением мифа и его художественным воплощением. Анализ природы мифологической составляющей многих выдающихся произведений, изучение теоретических аспектов и практики мифа сильно отставал. Долгое время отсутствовал инструментарий и научные подходы в оценке мифа, его места в жизни, фольклоре, декоративно-прикладном искусстве, литературе, живописи. Теперь эти пробелы ликвидированы. Читателю представлено серьезное и глубокое исследование, обобщающего характера по мифологии, вобравшее в себя межпредметные научные подходы, факты по философии и истории, археологии и этнографии, фольклористике и литературе, декоративно-прикладному искусству и живописи.

Монография Н. Г. Юрченковой по своим основным научным параметрам, разделам и тематической заданности соответствует решаемым проблемам. Книга детально продуманна, композиционно выверена, имеет универсальную и удобную в этих случаях трехчастную структуру, состоит из глав: «Мифология как феномен культуры», «Мордовская мифология в контексте финно-угорской культуры», «Мордовская мифология как основание культуротворчества».

В первой главе, которую следует отнести к теоретической, повествуется о мифологии как форме социального познания, историческом становлении мифа, его семиотическом аспекте: символе и мифе; вторая — рассматривает проблемы культурного единства финно-угорского мира, модель мордовской мифологии, ее генезис и эволюцию, финно-угорские мифологические системы как ареал взаимодействия культур; третья — глава, имеющая прикладной характер — посвящена мифологии и религии, мифологии и литературе, изобразительным видам искусства.

К перечисленным главам примыкают два приложения, которые, можно назвать, хрестоматийной частью труда. Они являются, своего рода, разворотом издания к практике мифа. Одно из них — «Произведения мордовского фольклора, содержащие мифологические образы и сюжеты» включает основные, наиболее важные сюжеты национальной мифологии, второе — «Реконструкция мифов» — вобрало в себя реконструированные учеными, писателями варианты мифов. Оба приложения органично вошли в ткань монографии, являясь своего рода подтверждением развернутых в ней научных положений. Приложения, на наш взгляд, могут стать любимой страничкой для юношества, так как миф здесь звучит в первозданной популярной форме, именно в таком виде, каком когда-то, может быть 1000 лет назад, он преподносился детям.

Монография весьма лаконична. Исследовательская часть занимает 306 страниц, приложения — 77, а общий объем вместе с научным аппаратом 412 страниц или 33, 47 п.л., формат книги 70х100. В эти параметры удалось вместить весьма солидный аналитический материал, дающий полное представление не только о мордовской, но и в целом и о финно-угорской мифологии.

Паксява

Поражает воображение богатство иллюстративной части книги, включающей более 166 репродукций картин на мифологические сюжеты, 77 фотографий, связанных с этнографическими реалиями бытования мифов, с именами ученых, фольклористов, этнографов. Иллюстрации, визуальный ряд сопровождают текстовый материал, облегчают понимание разделов книги, усиливают интерес к ней. Восхищает полнота включенной информации. В разделе «Финно-угорский мир: проблемы культурного единения» нашли место схемы: «Происхождение финно-угорских языков», генеалогическое древо финно-угорских народов, виды языкового развития, изображение связей между уральскими языками с помощью изоглосс; таблицы: численность финно-угорских народов, финно-угорские народы: этнодемографические и социально-политические параметры и др.

 

Книга исключительно информативно насыщена. Это тот случай, когда мы имеем дело с изданием, где словам тесно, а мысли просторно. И это творческая удача пришла после многолетней, тщательной выверки всех разделов книги, замечательного редактирования, благодаря искусной, виртуозной электронной верстке, за счет притирки, ювелирной подгонки всех ее частей друг к другу, где все необходимо, все нужно для понимания идеи, содержания книги, в которой каждая глава, параграф дают представление, логично открывая доступ в мир других разделов, а все вместе они открывают фантастически красивый мир мордовской мифологии.

Книга сделана со вкусом, с любовью, написана хорошим языком. Несмотря на научный характер издания, ученый не увлекается терминологией, не загромождает ею страницы, сложные понятия излагает на простом языке. Авторский слог легок, и красив, понятен и доступен широкой читательской аудитории, материал богатый и занимательный — может пригодиться всем — от учащихся старших классов до преподавателей вузов. Здесь есть, что найти и студенту, и начинающему ученому, и философу, и художнику, фольклористу и этнографу.

Монография вполне заслуженно может считаться одним из лучших изданий последнего времени в своем научном жанре в финно-угристике.

Многие положения книги плод длительных научных поисков, размышлений автора. Читателю небезынтересны категории, которыми оперирует автор, считающий, что мифология, длительное время определявшая многие стороны духовной жизни мордовского этноса, наложила существенный отпечаток на его мировосприятие, национальную психологию, менталитет, определяемые понятием «космо-психо-логос», который при самоидентификации этноса служит приоритетной составляющей, характеризует этнический облик в целом.

Исследовательский путь Н. Г. Юрченковой был непрост. По ее словам: «Определенную сложность для исследования создавало отсутствие у мордовского народа собственно мифологических текстов, поэтому для изучения мифологического феномена, реконструкции мифологического мышления, выявления характера и уникальных особенностей древней культуры этноса привлекался мордовский фольклор в целом — сказки, предания, песни, плачи, пословицы, загадки, а также обычаи, обряды и ритуалы, отражающие мировоззрение этноса». Весьма отрадно, что в этом непростом случае автор достойно выходит из ситуации, гибко оперируя научным инструментарием. В рассматриваемой работе Н. Г. Юрченкова использует интегрированный подход к изучению мифологии, так как культурологическая, философская, фольклорная и этно¬графическая рефлексии способны привести к своеобразному сращиванию разных сфер знания и в большей степени объективировать осмысление мифологии (ее аспектов и категорий) в заданном научно-исследовательском режиме, что обогатило и максимально полно представило национальную мифологию.

Происхождение мира

Автор разрушает наши бытовые представления о фольклоре и мифологии как о явлении прошлого, утверждая, что исследования последних десятилетий показали устойчивость феномена мифологии, проходящей через всю историю различных обществ. Мифология является принадлежностью не только первобытных народов или ранних, архаичных культур, она не замыкается и в рамках того типа сознания и художественного творчества, который относится к классическим периодам, где мифология уже встроена в более развитую духовную систему. Миф живет, умирает, возрождается вновь, и как форму освоения жизни его невозможно устранить. Исследователь приводит примеры живучести и устойчивости мифологического сознания, проявляющего себя в более развитых построениях (религия, идеология, философия и художественное творчество).

Анализ сложной многоплановой работы «Мифология мордовского этноса: Генезис и трансформации», позволяет говорить о том, что Н. Г. Юрченковой впервые осуществлен комплексный подход к изучению мордовской мифологии. Ею выявлена специфика мифологии мордвы как культурологического феномена. Мордовская мифология исследуется как структурированное явление, осуществляется ее научное осмысление и тем самым ей придается новый онтологический статус.

Ученым исследованы генезис и эволюция мифологических воззрений мордовского этноса (космогония, пространственные и темпоральные представления, образы и мотивы), проанализирована степень близости мифологических воззрений мордвы к воззрениям других финно-угорских народов, выделено в них общее и особенное, рассмотрены особенности соотношения мордовской мифологии и мировых религий, мифологии и различных видов искусства.

В процессе реконструкции и анализа традиционного мировоззрения и ментальности мордвы Н. Г. Юрченковой воссоздается целостная мифологическая картина мира, рассматриваются ее генезис, эволюция, основные этапы развития и культурные факторы, оказавшие воздействие на направленность данной трансформации, проводится сравнительно-типологический анализ мифологических систем финно-угорских народов с использованием широкого круга источников, в том числе ранее не рассматривавшихся. Их введение в научный оборот базируется на понятиях системности и целостности, предполагающих представление мифологической картины мира в совокупности. С учетом последних достижений науки проанализированы процессы взаимодействия мордовской мифологии и разнообразных пластов культуры (религии, литературы, изобразительного искусства).

Тюштя

Логичными и аргументированными являются утверждения автора о том, что мифология является своеобразной, исторически первой формой мировоззрения, воспринимаемая как грандиозная, облеченная в фантастическую форму система взглядов и представлений, универсально объясняющих мир и регламентирующих поведение людей в нем. Структурная общность мифов свидетельствует об определенных закономерных тенденциях развития мифологического сознания различных этносов.

Для исследователей мифа небезынтересно знать причины возникновения мифа. Ученый, раскрывая этот механизм, пишет: «Мифологическое сознание представляет собой особое, неповторимое явление, вызванное к жизни специфическими условиями существования первобытных людей. В исходных формах оно синкретично и характеризуется слитностью, нерасчлененностью знаний, эмоций и действий. Кроме того, для первобытного мышления характерна диффузность, проявляющая¬ся в неотчетливом разделении субъекта и объекта, материального и идеального, природы и человека, единичного и множественного, статичного и динамичного».

Исходя из достижений мировой науки и финно-угристики, автором дается определение мордовской мифологии, которая определяется как совокупность мировоззренческих представлений нарда, особый тип мышления с характерным всеобщим одушевлением жизненно-родственных элементов, объяснением мира и способа существования в нем человека от периода существования единой этнокультурной общности и родоплеменного строя до настоящего времени, актуализирующийся в общественном сознании.

Достижения современной науки, опыт предшествующих поколений исследователей, использование собственных экспедиционных материалов позволили ученому провести комплексное изучение традиционных мировоззренческих основ мордовского этноса в контексте культуры. Его невозможно было провести без теоретической базы, без использования бесценного опыта, приобретенного учеными в процессе изучения теории мифа.

Автор отдает дань уважения, своим предшественникам, изучавшим мифологию, их работы получают высокую оценку, вводятся в научный оборот в современном (дискурсе) ? контексте. Научный аппарат книги составляют более 500 источников. В современном аспекте рассмотрены труды финских ученых Х.Паасонена, П.Равилы, А. Хямяляйнена, А.Талгрена, У.Харво, Г.Стипа и других, изучавших духовную культуры мордовского народа. Привлекает внимание то, что автор в своей научной аргументации и доказательной базе опирается на значительное число зарубежных источников, которые помогают ему квалифицированно решать поставленные задачи (более 100). Среди них видные ученые — Л.Леви-Брюль, М.Элиаде, Дж. Фрэзер, Э. Б. Тайлор, А.Тойнби, Ф. М. Мюллер, И. Бахофен, К.Леви-Стросс и др. Среди отечественных ученых представлены такие выдающиеся имена, как А. Н. Веселовский, А. Н. Афанасьев, Ф. И. Буслаев, А. Ф. Лосев, Е. М. Мелетинский, В. Я. Пропп, М. М. Бахтин, Б. А. Рыбаков, Ю. М. Лотман и др.

Важной чертой издания является диалогичность. Материал исследования развивается в постоянном диалоге, в ходе которого сопоставляются, оспариваются разные точки зрения, идет неустанный поиск истины. Ученый рассматривает различные взгляды на миф. И при этом его отличают научная этика, такт, деликатность, высокая культура ведения дискуссии, уважительное отношение к оппонентам, их вкладу в изучение проблемы.

Отрадно, что в монографии рассматривается такой интересный аспект как мифологическая символика, взаимосвязь мифа и символа, их семиотический аспект, бытование символа и знака в декоративно-прикладном искусстве, в вышивке, резьбе по дереву и в живописи. Эта проблема долгое время, практически, оставалась белым пятном в национальной этнографии.

В отличие от традиционного подхода к рассмотрению отдельных вопросов мировоззрения и миропонимания мордвы в работе впервые сделана попытка анализа всего мифологического материала как единой системной целостности. При этом традиционное мировоззрение мордвы рассматрива¬ется как одна из важнейших характеристик этноса, как феномен его сознания, неотъемлемая часть народной культуры.

Весь комплекс духовной культуры мордвы в книге проанализирован с учетом исторических реалий, с привлечением этнокультурных параллелей и сопоставлений. Главное внимание уделялось таким основополагающим аспектам проблемы, как традиционные представления мордвы об устройстве мира, пантеон богов, мордовская мифология и взаимодействие пластов культуры, мифологические воззрения мордвы в сравнении с другими финно-угорскими народами. Выявлены внутрисистемные связи мифологических сюжетов и персонажей, тем самым делается еще один шаг по пути реконструкции предполагаемого прафинно-угорского ядра мифологической системы.

Исследование генезиса и эволюции мордовской мифологии позволило автору выявить отличительную особенность мордовской космогонии. Приводится основной космогонический миф о ныряющей птице, демиурге-утке — прародительнице мира, дана пространственная модель мира, оформленная в мифологическом сознании в образе Мирового дерева, символизирующего центр Вселенной.

Изучая степень близости мифологических воззрений мордвы с другими финно-угорскими народами, исследователь обращается к вопросам предыстории народов уральской языковой семьи, локализации места существования прауральской общности, ее дивергенции, внешних и внутренних связей. Используя лингвистические данные, открытия археологии, генетики, результаты изучения фольклорных традиций, собственные исследования, автор говорит об антропогонической общности уральцев, о единстве культур, мифологии, оперирует понятием «финно-угорский мир», предполагая общие этнодемографические и социально-политические параметры составляющих его этносов. Это позволяет Н. Г. Юрченковой утверждать о том, что мифологические системы, которые можно включать в ядро архетипа, стали одним из краеугольных камней этногенетического единства финно-угорского мира. Их взаимодействие во многом обусловлено общим происхождением, основными чертами генезиса. Исходя из лингвистического, а также мифологического и фольклорного материала утверждается, что на определен¬ном этапе исторического развития единая финно-угорская этнокультурная общность разделилась и на ее основе возникли родственные этнокультурные образования.

Это дает возможность делать ученому вывод о том, что единство происхождения, сходные этногенетические, этнодемографические и этнокультурные процессы во многом определили структуру культуры финно-угорских народов, ее основу, парадигму развития.

Актуальны положения книги и о том, что из всех финно-угорских мифологических систем мордовская испытала наибольшее инородное воздействие, что было обусловлено множественными историческими контактами мордвы с соседними балтскими, славянскими и тюркскими этносами, носящими достаточно интенсивный характер;

Не ускользает от внимания ученого и вопрос о том, что в развитии мордовской мифологии существенную роль сыграли мировые религии, особенно христианство. Внедрение православия в мордовскую среду привело взаимодействию, смешению, породило своеобразный сплав мировоззрения мордвы — «двоеверие», привело к органичному включению христианской мифологической картины мира в свою, этническую, мордовскую модель мироздания..

Одним из важных разделов монографии является рассмотрение мифологии как основы культуротворчества, в котором указывается на то, что мифология во многом определила поэтику мордовского искусства, его национальное своеобразие, придала ему уникальность и самобытность. Подчеркивается, что мифотворческие традиции лежат в основе мордовского прикладного и профессионального искусства, что мифология оказала и оказывает до настоящего времени определенное воздействие на формирование и развитие отдельных жанров мордовской литературы. Авторами произведений искусства дается своя интерпретация использованных ими мифологических образов и сюжетов, с учетом народных воззрений на их сущность. Влияние мифологии прослеживается на сюжетно-композиционном и стилистическом уровнях авторских произведений.

Из поля зрения автора не выпало и своеобразное отражение мифологических воззрений мордвы в изобразительных видах искусства. Н. Г. Юрченкова рассматривает степень включенности мифа в быт, его овеществление в предметах, созданных человеком, окружающих его. К примеру, отмечено, что в мордовской вышивке и резьбе по дереву это проявилось в использовании отдельных мифологем (например, мотив «Мирового дерева», водоплавающей птицы, коня, солнца, звезд) с помощью выработанной веками знаково-символической системы. Отмечено, что в основе орнаментальных украшений архаичных хозяйственно-бытовых предметов (сундуков-парей, донцев прялок) лежат мотивы, включающие изображения старинных женских украшений: лапчатых подвесок, блях, нашиваемых на пояс, нагрудных и шейных украшений.

В третьей главе книги рассматриваются мифология и изобразительное искусство, обращается внимание на своеобразный способ отражения мифологических воззрений мордвы в пластических работах С. Д. Эрьзи, основывающихся на культурных архетипах мордовского этноса.

Здесь же исследуются мифологические аспекты в современной живописи, дается оценка работам художников разных поколений, отразивших в своем творчестве ритуально-магическую деятельность мордовского народа (жертвоприношения, моления, обряды), отдельные мифологические образы и сюжеты. Отмечается, что наиболее разнообразны и оригинальны иллюстрации к литературным произведениям на мифологические сюжеты Н. С. Макушкина, сумевшего не только профессионально выполнить эти иллюстрации, но и передать в них обобщенное осмысление мифологических образов. Обращается внимание и на новое направление современной живописи — этнофутуризм, где в абстрактно-символических образах, навеянных космогоническими воззрениями, находит отражение мордовская и финно-угорская мифология в целом. Отмечены работы А. С. Алёшкина, Ю. А. Дырина, Л. Н. Колчановой-Нарбековой и др., наполнивших свои творения поиском условных форм выражения, в которых изобразительно-сюжетная основа и сложная гамма красок способствуют своеобразному мифологическому прочтению полотна. В причудливых образах, созданных художниками нового направления, угадываются образы-символы, повествующие об этнических корнях и традициях мордовского народа.

В своей монографии Н. Г. Юрченкова не претендует на истину последней инстанции, тем самым оставляя место для дискуссии, для дальнейшей работы в этом направлении. Автор признается в том, что, несмотря на стремление охватить в данной работе многие аспекты изучения мордовской мифологии, тема остается до конца еще не исчерпанной, более того, обозначаются новые стороны проблемы, в том числе необходимость сравнительного изучения традиционного мировоззрения алтайских, индоевропейских и уральских этнических общностей с точки зрения культурологии.

Следует особо подчеркнуть, что книга, заявленная в жанре научного издания счастливо сочетает в себе все качества фундаментального исследования, вобравшего широкий спектр знаний по философии и культурологии, фольклору и литературе, этнической истории и этнографии, декоративно-прикладному искусству и живописи мордовского и других финно-угорских народов. Верится, что она по праву займет достойное место в ряду изданий, посвященных культуре народов России и станет настольной книгой финно-угроведа.

Логотип книги «Милениум», в виде летящей к солнцу серебряной птицы, нарисованный художником А. С. Алешкиным, органично включает «Мифологию мордовского этноса» в информационное поле празднования 1000-летия единения мордовского народа с российскими народами, утверждая высокий полет национальной культуры.


Доктор филологических наук, профессор В. И. Рогачев

Кандидат филологических наук, доцент Е. Н. Ваганова